Онлайн трансляции как сделать на своем сайте


Онлайн трансляции как сделать на своем сайте

Онлайн трансляции как сделать на своем сайте

В 2016 году со стороны компании «Агон», имеющей эксклюзивный контракт с ФИДЕ (Международной шахматной федерацией) на проведение официальных соревнований на первенство мира по шахматам, была предпринята попытка в судебном порядке ограничить трансляцию ходов шахматных соревнований со стороны крупнейших шахматных сайтов, а также взыскать с этих сайтов убытки, якобы возникшие из-за таких трансляций.

Представители Агона подали несколько исков в государственные арбитражные суды Российской Федерации. Первый из данных исков был последовательно отклонен арбитражными судами двух инстанций. Законность и обоснованность этих решений рассматривается в настоящей статье.

Юридическим воплощением этих попыток послужили предъявленные в российские арбитражные суды иски от связанной с Агоном компании – ООО «Турнир претендентов», юридического лица, зарегистрированного в России, которому была поручена организация конкретного соревнования – турнира претендентов, проходившего в Москве.

Учитывая, что согласно публичным заявлениям представителей Агона подобные ограничения планируются на всех официальных соревнованиях, в дальнейшем автор позволит себе по тексту отождествлять ООО «Турнир претендентов» и его фактического (но не юридического) учредителя, хотя, оговорюсь, с формальной точки зрения сам Агон никаких исков, по крайней мере в России, не предъявлял.

Следует подчеркнуть, что впервые со стороны организаторов официального цикла розыгрыша первенства мира была предпринята такая массированная атака на шахматные сайты, а затребованные в суде суммы (по 20 миллионов рублей с каждого сайта) в случае удовлетворения исков означали практически неминуемое закрытие деятельности соответствующего сайта.

К настоящему моменту уже вступило в законную силу судебное решение по первому из таких исков – иску к сайту chess24.com, что позволяет сделать определенные выводы о правомерности претензий ООО «Турнир претендентов».

Кстати, если кто-то из читателей захочет самостоятельно ознакомиться с полными текстами судебных решений, упоминаемых далее, он сможет найти их на официальном сайте решений , указав номер судебного дела А40-61097/16.

Подчеркнем, что с точки зрения российского законодательства, вступление решения в силу требовало рассмотрения как минимум 2 судебными инстанциями – сначала Арбитражным судом города Москвы, а потом уже вышестоящей инстанцией – Девятым арбитражным апелляционным судом, рассматривавшим дело коллегиально, в составе трех судей, таким образом перед нами мнение уже 4 судей и 2 судебных инстанций. И хотя формально ООО «Турнир претендентов» имеет право обращаться с жалобами еще в 2 вышестоящих суда – сначала в Арбитражный суд Московского округа, а потом еще и в Верховный суд Российской Федерации, однако решение уже вступило в законную силу.

Для более правильного понимания последующих событий, напомним читателям, что российское законодательство однозначно не относит шахматные ходы к объектам авторского права.

Еще в 2006 году, задолго до нынешних баталий, Пленум Верховного суда Российской Федерации это однозначно установил (пункт 15 Постановления от 19 июня 2006 года: "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах"):

«Не охраняются авторским правом идеи, методы, процессы, системы, способы, концепции, принципы, открытия, факты (пункт 4 статьи 6 Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах"). Например, шахматная партия (здесь и далее и далее во всех случаях текст выделен автором - прим. ред.) , методики обучения».

И нынешние суды очень четко этого придерживались. Позволю себе  привести очень красноречивую (как бы ни хотелось обратного, например, уважаемому Евгению Эллиновичу Свешникову) цитату из постановления Девятого апелляционного суда:

«Суд апелляционной инстанции учитывает, что шахматные ходы например: информация о том, что игрок белых передвинул своего слона с С1 на A3, не являются ни изображением, ни звуком, а являются информацией, таким образом шахматные ходы не являются объектом прав интеллектуальной собственности».

Указанная позиция привела к тому, что Агону пришлось конструировать достаточно сложную правовую конструкцию в обоснование своих требований, а также в попытке подкрепить ее вводить специальную систему доступа к официальной трансляции.

 Суть этого доступа заключалась в том, что при попытке зайти на официальный сайт соревнования пользователю предлагалось пройти регистрацию, а также согласиться с правилами сайта, которые запрещали пользователю публиковать ставшие ему известными ходы партии в течение нескольких часов под угрозой штрафа.

Теперь, после затянувшегося вступления, рассмотрим более подробно основные утверждения, сделанные Агоном в суде:

  1. Агон утверждал, что является обладателем прав на информацию о шахматных ходах.
  2. Агон утверждал, что данная информация является для него «коммерческой тайной» и что он предпринял все меры, требуемые по закону от обладателя коммерческой тайны для ее защиты.
  3. Агон утверждал, что шахматный сайт chess24.com – ответчик по делу – являлся конкурентом Агона, и, так как по мнению Агона ходы были его коммерческой тайной, в данном случае речь шла о недобросовестной конкуренции, которая подлежит наказанию согласно Закону «О конкуренции».
  4. В качестве наказания Агон просил взыскать с сайта возникшие у Агона убытки. Данные убытки Агон рассчитал как уменьшение размера спонсорских взносов от возможных партнеров турнира.
  5. Помимо вышеуказанного, Агон просил запретить ответчику осуществлять трансляцию шахматных ходов турнира Претендентов.

Прежде чем перейти к детальному анализу каждого из утверждений, обратим внимание читателя, что все вышеуказанные тезисы по сути образуют собой лестницу из нескольких ступенек, которая необходима истцу, чтобы получить положительное решение суда. Достаточно проблемы хотя бы в одной ступеньке – и цели уже не достичь. Правда в данном случае, как мы увидим, проблема в гораздо большем числе ступенек.

  1. Агон является обладателем прав на информацию о шахматных ходах.

Суд с данным тезисом не согласился, подчеркнув:

«поскольку ходы совершаются именно шахматными игроками, их и следует считать обладателями информации. Истец не доказал, что он получил от шахматных игроков право на ограничение или разрешение доступа к шахматным ходам».

Объективности ради отметим, что данный пробел является, пожалуй, единственно устранимым для Агона. Так, не будет ничего невероятного, если в типовые контракты с гроссмейстерами на участие в цикле (серия Гран-при, Кубок мира, турнир претендентов) добавят условие о том, что они передают организаторам право на ограничение доступа к шахматным ходам. Думается, что протестов от гроссмейстеров не возникнет. Однако данного изменения самого по себе будет абсолютно недостаточно, так как проблемы с последующими тезисами Агона делают данные условия контрактов бессмысленными.

  1. Информация о шахматных ходах является для Агона коммерческой тайной и им предприняты все необходимые меры по ее защите.

Мы переходим к ключевому моменту всех будущих возможных разбирательств – вопросу коммерческой тайны. Удастся Агону доказать здесь свою правоту (забегая вперед – нет, не удастся) – можно пытаться рассчитывать на успех в судах. Не получится – не стоит и пытаться.

Что же такое «коммерческая тайна»?

Согласно закону, к ней относятся:

«сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны».

Таким образом, как подчеркнул Арбитражный суд города Москвы,

«для того чтобы информация о шахматных ходах охранялась законом как информация, составляющая коммерческую тайну:

1) она не должна быть в свободном доступе для третьих лиц на законном основании,

2) в отношении нее должен был быть введен режим коммерческой тайны и 3) она должна иметь действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам.

А вот с этим у Агона плохо, причем, как пришел к выводу суд, по всем трем пунктам.

Прежде всего, информация о ходах была в свободном доступе для третьих лиц. Свойство любого секрета таково, что как только его узнали, он перестает быть секретом. Так и с коммерческой тайной. Как подчеркнул суд:

«Если информация стала общедоступной, по каким бы то ни было причинам, она перестает быть коммерческой тайной и, следовательно, перестает охраняться законом (ст. 7 Закона об информации)».

В данном случае ходы можно было увидеть как на сайте Норвежской телерадиовещательной компании (партнера Агона), не установившей никаких ограничений по доступу, так и на целом ряде шахматных сайтов и даже в твиттере самого Агона. А коли так – все, информация общедоступна, режим коммерческой тайны исчезает. А ведь этот режим – единственная надежда Агона на успех в суде.

И это та проблема, которую правовыми способами Агону не закрыть никак. Стоит только любому анонимному пользователю начать публиковать увиденные им на официальном сайте ходы в любом месте – твиттер, живой журнал, какой угодно сайт – все, вуаль тайны и неизвестности проткнута.

Я уж не говорю про сайты партнеров. Каким образом Агон сможет заставить ту же Норвежскую телерадиовещательную компанию ввести на своем сайте такую строгую регистрацию и с обязательством не сообщать ходы и со штрафами? Очевидно, что никаким. А ведь и в этом случае информация считается ставшей известной, и, как следствие, не являющейся коммерческой тайной.

Перейдем далее к вопросу, был ли Агоном установлен режим коммерческой тайны.

Суд однозначно считает, что нет. Очевидно, что если уж правообладатель претендует на статус  «коммерческой тайны», то он должен принять ряд мер по ее защите, причем не произвольных, а установленных законом.

Как подчеркнул суд, к таким мерам относится:

«определение перечня информации, составляющей коммерческую тайну; ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, путем установления порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка; учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, и (или) лиц, которым такая информация была предоставлена или передана; регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую тайну, работниками и контрагентами; нанесение на материальные носители, содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, или включение в состав реквизитов документов, содержащих такую информацию, грифа "Коммерческая тайна" с указанием обладателя такой информации (для юридических лиц - полное наименование и место нахождения, для индивидуальных предпринимателей -фамилия, имя, отчество гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, и место жительства)».

Что принципиально, «режим конфиденциальности информации считается установленным, только если одновременно приняты все вышеперечисленные меры».

Агон в суде пытался доказать, что выполнил данные требования, введя обязанность для пользователей сайта принять вышеуказанные в начале статьи правила пользования сайтом.

Однако суд обоснованно подчеркнул, что Агон не представил ни соглашения с сотрудниками о неразглашении (это, конечно, теоретически он мог бы сделать в будущем), ни подобные же ограничения для посетителей турнира.

А это, как мы понимаем, практически невозможно.

Кроме этого, словно подчеркивая тщетность всех усилий Агона, суд отметил, что:

«Более того, … указанных мер (имеются в виду соглашения с посетителями турнира, покупающими билеты – примечание автора) явно недостаточно было бы для установления режима коммерческой тайны. В частности, Истец не доказал, что он осуществлял учет лиц (в том числе пользователей сайта http://worldchess.com), имеющих доступ к коммерческой тайне. Кроме того, отсутствовал гриф «коммерческая тайна» с указанием обладателя такой информации (для юридических лиц наименование и местонахождение). Истец также не доказал, что Норвежская телерадиовещательная компания и владелец сайта http://worldchess.com обязались перед Истцом сохранять конфиденциальность информации о шахматных ходах.

Указанное означает, что обладатель информации должен не просто оповестить третьих лиц о том, что он охраняет принадлежащую ему информацию, составляющую коммерческую тайну, а должен принять необходимый комплекс достаточных мер по защите тайны указанной информации, а именно, ввести режим коммерческой тайны. К общедоступной информации не может быть ограничен доступ, в том числе предостережениями третьих лиц о том, что они не имеют право разглашать информацию. Иначе речь идет не об ограничении доступа к информации, а об ограничении прав на информацию».

Очевидно, что учет лиц, имеющих доступ к официальному сайту турнира, возможен только в рамках каких-то абсолютно драконовских норм (например, регистрации на сайте только по предъявлению заверенной копии паспорта, доступ по электронной подписи и т.п.), что абсолютно невозможно. А значит, все попытки Агона сделать информацию о шахматных ходах коммерческой тайной бессильны, по крайней мере в рамках российского законодательства.

Отметил суд и что Агон не может доказать действительную или потенциальную коммерческую ценность информации о шахматных ходах в силу неизвестности ее третьим лицам (третье составляющее условие введения режима коммерческой тайны).

Суд справедливо отметил, что сам же Агон в своем иске подчеркивал, что «размер спонсорской поддержки напрямую зависит от возможности организатора привлечь максимальное количество посетителей на сайт трансляции» (п. 3.2 Соглашения между Истцом и Уорлд Чесс Ивентс Лимитед от 19.12.2015).

То есть, подчеркнул суд:

«ценность информации, с точки зрения Истца, заключалась именно в том, чтобы информация о шахматных ходах стала известна как можно большему количеству пользователей сайта трансляции. Это прямо противоречит самой сути коммерческой тайны, то есть ценности информации в силу ее неизвестности. Таким образом, информация о шахматных ходах никак не могла быть информацией, составляющей коммерческую тайну».

И это, пожалуй, главнейшая проблема Агона, неустранимое внутреннее противоречие его позиции, понятное каждому читателю.

Из всего вышеуказанного ясно, что единственный путь для Агона попробовать сделать информацию о ходах коммерческой тайной – это полностью удалить ее из Интернета, не размещать даже на своем сайте и сайтах партнеров, подписывать с покупателями билетов соглашение о запрете распространения информации, а желательно и вовсе никого не пускать на турнир. А далее попытаться придумать для суда, какую же ценность Агон может извлечь из такого положения дел.

  1. Шахматный сайт chess24.com является конкурентом Агона и занимается недобросовестной конкуренцией.

Здесь надо начать, прежде всего, с принципиального момента. Для предъявления требований о недобросовестной конкуренции необходимо доказать, что тот, к кому ты предъявляешь претензии, занимается:

«незаконным получением, использованием или разглашением информации, составляющей коммерческую или иную охраняемую законом тайну» (статья 14.7 Закона о конкуренции).

Как было очень убедительно показано судом, в данном случае никакой коммерческой тайны не существует, соответственно и  проблемы недобросовестной конкуренции нет.

Помимо этого, суд (надо подчеркнуть, он достаточно тщательно подошел к исследованию всех аспектов дела) отметил, что ответчик по делу – сайт chess24.com в юридическом смысле не является конкурентом ООО «Турнир претендентов» - юридического истца по делу.

Причина этого в том, что по договору ООО «Турнир претендентов» были переданы права на продажу спонсорских пакетов рекламы только на территории России.

А сайт ответчик на территорию России никак ориентирован не был, до такой степени, что на нем и страниц на русском языке не было.

Разумеется, если претензии будут предъявлены российскому сайту, этой защиты у него не будет, однако это ничего не изменит – если даже условный истец – Агон докажет, что российский шахматный сайт является его конкурентом (это тоже не бесспорно, деятельностью Агона является продажа именно спонсорской рекламы, российские сайты если и размещают рекламу, то самую обычную), это не является проблемой.

Быть конкурентом не запрещено, это даже хорошо. Запрещено быть недобросовестным конкурентом и использовать чужую коммерческую тайну, которой в данном случае нет.

  1. Агон понес убытки в виде неполученного дохода от продажи спонсорских пакетов.

Юриспруденция весьма непростое дело. Мало, зачастую, доказать, что твой оппонент нарушил закон (хотя в нашем случае, как мы видим, это не так). Если ты хочешь взыскать с него денежную сумму, ты должен доказать, как ты ее рассчитал, и как эта сумма связна с действиями ответчика. Агон с этим не справился, да, пожалуй, и не мог справиться.

Агон в суде утверждал, что получил в качестве спонсорских взносов 90 миллионов рублей, а дальше пустился в область предположений, заявив, что если бы не трансляция ходов на сайте ответчика, то смог бы получить еще 45 миллионов рублей, продав рекламу на сайте. Непонятно, кстати, при этом, почему же он требовал с ответчика только 20 миллионов их этих гипотетических 45.

Суд справедливо подчеркнул:

«Однако Истец ничем не подтверждает, что он смог бы привлечь дополнительных спонсоров. Иными словами, Истец не представил доказательств принятия мер и приготовлений для получения дополнительных доходов от спонсоров.

Кроме того, утверждение о возможности Истца привлечь новых спонсоров не соответствует действительности. Согласно обычным условиям гражданского оборота продажа спонсорских пакетов происходит до проведения мероприятия, так как спонсорская реклама требует времени на изготовление и размещение, что также подтверждается тем фактом, что все договоры спонсорства, представленные Истцом, были заключены в декабре 2015 года, т.е. задолго до проведения Мероприятия.

Соответственно потенциальные спонсоры не принимали бы решения о спонсорстве уже в ходе Мероприятия, исходя из результатов трансляции одного лишь дня Мероприятия, как указывает Истец в своем иске.

Более того, представленные Истцом в исковом заявлении расчеты неполученных доходов не подтверждены и носят гипотетический характер.

Истец указывает, что он смог привлечь от спонсоров не менее 90 000 000 рублей. По утверждениям Истца (однако Истец не доказал этого) стоимость рекламы на сайте http://worldchess.com составила 25% от спонсорских пакетов (т.е. 22 500 000 рублей) и он смог бы получить дополнительные доходы в размере не менее 50% от уже привлеченных средств (т.е. 45 000 000 рублей). Указанные цифры не подтверждаются какими-либо доказательствами и доводами.

Утверждения Истца о вреде носят предположительный (гипотетический) и недоказанный характер. Истец не доказал наступление вреда в форме упущенной выгоды и не обосновал размер предъявленных Ответчику убытков».

Теоретически, можно было бы конечно представить, что Агон на будущее запасется письмом от крупной компании примерно следующего содержания:

«Мы бы с удовольствием выплатили в качестве спонсорской помощи много миллионов, но нас очень страшит, что ходы турнира станут известны помимо официального сайта еще и на других сайтах, а потому отказываемся», однако можно с уверенностью утверждать, что суд к такому письму как доказательству отнесется с очень большим сомнением.

А иных доказательств убытков Агону соорудить сложно. Ведь даже на своем сайте они не берут деньги за доступ к ходам – только за доступ к видео, на что, разумеется, имеют полное право – на видео другие сайты и не претендуют.

  1. Агон требовал запретить онлайн-трансляцию ходов.

В данном требовании Агон также предсказуемо не преуспел. Суд справедливо отметил, что, во-первых, к моменту вынесения решения трансляция давно не осуществляется, а во-вторых:

«В настоящий момент информация о ходах находится в открытом доступе и размещена на множестве сайтов, в том числе информация о шахматных ходах доступна без каких либо ограничений доступа на сайте http://worldchess.com, что Истцом не отрицается. Соответственно Истец не вправе ограничивать доступ к общедоступной информации о шахматных ходах».

Подведем краткий итог судебных разбирательств Агона.

Единственным возможным путем для предъявления претензий с их стороны могла быть попытка сделать информацию о ходах коммерческой тайной. Однако, как убедительно было показано арбитражными судами, у Агона нет никаких реальных возможностей соблюсти многочисленные требования закона к статусу коммерческой тайны. И это даже не потому что Агон такой безалаберный – просто сам смысл шахматных ходов и организации турниров противоречит сути коммерческой тайны. Агон не может одновременно делать ходы доступными публике по своим каналам и сохранять режим коммерческой тайны. По крайней мере, в рамках законодательства Российской Федерации.

И те шаги, которые им делаются в рамках начавшейся серии Гран-при (в рамках 1-го этапа серии ходы можно было видеть не только на сайте Агона, но и на основных шахматных сайтах, например chessbomb.com, причем без всякой регистрации) это еще больше подчеркивают.

В этой ситуации можно было бы рекомендовать Агону (дабы не терять лицо) пойти на компромисс и разрешить сайтам транслировать ходы, по крайней мере, сделав вид, что они управляют процессом, заодно и разместив там же свою рекламу. Хватит ли у них на это мудрости или потребуется еще несколько проигранных процессов (с компенсацией ответчикам судебных расходов) – покажет время.

Александр МАРТЫНОВ, частнопрактикующий юрист,

кандидат в мастера спорта по шахматам.


Источник: http://chesspro.ru/view/legal_analysis



Онлайн трансляции как сделать на своем сайте

Онлайн трансляции как сделать на своем сайте

Онлайн трансляции как сделать на своем сайте

Онлайн трансляции как сделать на своем сайте

Онлайн трансляции как сделать на своем сайте

Онлайн трансляции как сделать на своем сайте

Похожие статьи: